Когда самолёт вырвался из густого слоя облаков, я прилипла к иллюминатору и впервые увидела 18 миниатюрных островов, элегантно разбросанных в Атлантическом океане. Мечта стала явью.

Фарерские острова начали сниться нам осенью 2013 года, когда Сургут услышал главный голос архипелага, певицу Айвёр Полсдоттир (Eivør Pálsdóttir). Мы очень подружились с ней и её группой, но решение навестить друзей далось непросто. Незнание английского, первая в жизни поездка заграницу с неминуемым оформлением двух виз (Фареры не входят в Шенген, хоть и являются частью Дании), невероятно дорогие хостелы и гостиницы ставили наши планы под большое сомнение. Когда мы, отчаявшись, начали искать другие варианты для отпуска, фарерские друзья взяли инициативу в свои руки, и, конечно, мы не стали им отказать.

Первый шаг на трап самолёта. Лёгкие вмиг наполнились пьяняще-сладким воздухом. Этот аромат океанической свежести, придающий твоему телу лёгкость и небывалую силу, давно пора занести в главное достояние Фарер. К нашему удивлению, в аэропорте фактический выход из шенгенской зоны не повлёк за собой никакой проверки документов. Мы сразу же отправились на автостоянку и стали ждать нашего друга. До последнего были сомнения в том, что он действительно решил приютить нас на десять дней у себя дома.

Йоунас Блок Даниельсен (Jónas Bloch Danielsen), ранее известным нам только как звукорежиссёр Айвёр, оказался владельцем элитной звукозаписывающей студии, музыкантом, отцом двоих детей, прекрасным мужем, истинным фаререцем, а значит — потомственным викингом. История его рода едва умещается в двух увесистых томах. Один из них посвящён прадедушке Йоунаса — знаменитому художнику Карлу Блоку.

Мы ехали домой к Йоунасу, в деревню Велбастэавур (Velbastaður), расположенную в семи километрах от столицы Фарер — города Торсхавна (Tórshavn).

Маневрируя между овечками, нагло сбежавшимися с гор на дорогу, Йоунас расспрашивал нас о первой части реактивных путешествий (именно так я и мой благоверный прозвали этот туристический эксперимент). Мы же, с трудом отводя взгляд от невиданного ранее природного ландшафта, пытались собрать все знакомые английские слова в хоть какой-то рассказ о поездках в Калининград, Варшаву, Прагу и Копенгаген. Но, если честно, в первые минуты на Фарерах, нам совершенно не хотелось говорить, только жадно смотреть по сторонам и незаметно щипать друг друга. Вдруг это просто очередной сон?

А вот и дом Йоунаса. В радиусе двухсот метров нет никаких соседей, кроме Атлантического океана.

— See you later, — прозвучало в унисон. Анника (Annika Bolton Mortensen), Йоунас и их дети уехали в гости, оставив двух практически незнакомых людей у себя дома. Вслушиваясь в непривычную тишину, мы достали всё, что может снимать и побежали во двор.

Вам доводилось сидеть на краю обрыва, слушать, как тихо плещутся волны и знать, что в любой момент ты можешь увидеть кита? Приходилось видеть, как в окне небо незаметно перетекает в океан, а ветер нежно играет шерстью лохматых овец?

Раньше мы и мечтать о таких видах не могли, но в данный момент они были только наши. Собственно, как и весь дом.

Изучив типичный (как позже выяснилось) фарерский интерьер, мы решили насладиться неповторимым моментом — выпить ромашковый чай, глядя на соседние островки, утопающие в Атлантическом океане.

Продолжая тему быта, отмечу, что традиционные дома фарерцев раскрашены в чёрный или красный цвет, некоторые крыши которых прячутся под плотным ковром из травы. Он позволяет удерживать тепло.

Внешне дома не отличаются архитектурной смелостью и, как правило, не превышают двух этажей. Внутри всё также, как и снаружи: естественно и просто. Большая часть мебели и самого строительного материала — дерево, много окон, выходящих на все стороны света, и невероятное количество картин. Потом мы узнаем, что они есть практически в каждом доме, магазине, пароме, внутри всего, где есть стены. Даже на деньгах.


Фото: www. all-around-the-world.com.

Анника накрыла на стол. Вопрос, почему они с такой лёгкостью доверили нам свой дом, вызвал на лице красивой женщины улыбку. Как оказалось, фарерцы совершенно не запуганы кражами или уж тем более более тяжкими преступлениями. Их дома никогда не закрывают на замок, а автомобили не ставят на сигнализации. Полицейским даже приходиться заставлять местных жителей вынимать ключи из машины, чтобы лишний раз не провоцировать подростков их угонять. Не по злому умыслу — веселья ради.

Кстати, подтверждает вышесказанное пустая тюрьма островов. Расположена она в горах и праздному взгляду почти незаметна. По легенде в ней сидит только один человек — русский моряк, осуждённый за пьяную выходку на 11 месяцев. Причём скучать ему там не приходиться — мешает кабельное TV и Wi-Fi. Правда это или нет, мы, к счастью, так и не узнаем.

После долгих, но трудных разговоров на английском, — трудных для нас, потому что фарерцы говорят на нём превосходно (фильмы и книги «потребляют» в оригинале), — мы отправляемся спать. Десятки дней туристического недосыпа и множество пройденных километров перемешались с чистейшим воздухом Фарер и моментально нас усыпили. Анника же давно уложила детей (мальчика и девочку детсадовского возраста), спустилась к мужу в подвал-кабинет, где поздними вечерами они смотрят любимый детектив на норвежском языке с датскими субтитрами, одним глазом поглядывая в океаническую даль.

comments powered by HyperComments Метки: , , , ,
Увидел ошибку — выдели её и нажми Ctrl+Enter
Фарерский контраст: кровавые традиции на фоне туристической привлекательности | Farland.me
2017-03-26 19:03:49
[…] Фарерские острова. Эпизод № 1: Когда мечта станов… […]
Фарерские острова. Эпизод второй: Архипелаг с культурной начинкой | Farland.me
2017-03-26 19:28:45
[…] Фарерские острова. Эпизод № 1: Когда мечта станов… […]
Фарерские острова. Эпизод третий: Не место красит человека, а человек — место | Farland.me
2017-03-26 22:40:36
[…] Фарерские острова. Эпизод первый: Когда мечта становит… […]